Возврат на Главную страницу Идеологии современности. Пророчества: Ванга, Глоба Экономика, идеологии и др. Библия и западная философия 20 века. Ислам: о Коране Чечня и демократия

ЧАСТЬ 2 МНИМЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

Глава 1. Вводные размышления

Возможно, для людей, отрицающих богодухновенность Библии, наиболее весомым аргументом является утверждение, что в Писаниях существует множество разногласий, то есть противоречивых высказываний, из-за чего, мол, просто невозможно поверить, что вся Книга - от начала и до конца - имеет божественное происхождение. Разумеется, что если Библия действительно содержит противоречия, то отсюда следует, что не вся она - то есть не каждая ее часть - была дана путем божественного откровения. Делать противоречивые утверждения - значит ошибаться. Книга, которая содержит ошибки, не может вся, целиком и полностью, исходить от великого, всеведущего, мудрого и совершенного Бога. На этот счет не может быть никаких особых дебатов между сторонниками и противниками богодухновенности Библии. Однако, принципиальнейший вопрос заключается в следующем: "Действительно ли наша Святая Книга изобилует множеством противоречивых свидетельств и заявлений?" Обвинить нетрудно - совсем другое дело доказать это обвинение.

Христиане - и это следует здесь подчеркнуть - не боятся подвергать Библию серьезной и тщательной проверке на предмет логичности различных ее заявлений и повествований, а также сопоставления их друг с другом. Они не боятся последствий этого потому, что для них Библия - божественная Книга, продемонстрировавшая свое небесное происхождение, приведя вполне достаточные доказательства. Их вера, имея богодухновенный характер, не зависит от результатов критических исследований, проводимых образованными, но часто заблуждающимися учеными. Основание, на которое они опираются, гораздо прочнее. Писания принесли им весть об искуплении кровью Христа и убедили их в истинности этой вести и ее божественном происхождении, а потому Библия является для них единственным источником надежды. В этой вести они нашли мир, радость и силу. Та же самая Библия рассказывает им, что она полностью и целиком, является богодухновенной и непогрешимо истинной Книгой. Во 2-ом Послании к Тимофею (3:16) говорится: "Все Писание Боходухновенно ..." 2-е Послание Петра (1:21) провозглашает: "... Никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым". Эти заявления должны быть истинны, думают христиане, потому что они содержатся в дающем жизнь откровении Божьем. Тот, Кто послал Своего единородного Сына на смерть ради нас, конечно же не поведет нас на погибель, говоря, что Библия - это Его собственное Слово от начала и до конца, и что это Его Святой Дух исполнял пророков, апостолов и евангелистов, направляя их таким образом, что написанное ими не является их собственными размышлениями, но вестью великого Отца Небесного. Поэтому христиане смотрят на противников утверждения о богодухновенности Библии безо всякого страха, как бы они себя ни называли, и как бы они ни старались отыскать в Писании так называемые противоречия.

Прежде чем приступить к дискуссии об упомянутых противоречиях, якобы содержащихся в Писаниях, было бы неплохо упомянуть несколько общих фактов, имеющих отношение к данной теме.

То, что Библия содержит фрагменты, на первый взгляд кажущиеся противоречивыми, известно всем библейским исследователям, с тех пор, как существует собрание Священных Писаний. Стоит лишь взглянуть на библейские комментарии, написанные в прошлых столетиях. Нелишним будет добавить здесь, что когда христианские писатели имели дело с так называемыми трудностями и кажущимися противоречиями Писаний, они не были уклончивыми и не пытались обойти или отбросить трудные и запутанные проблемы, разбираясь только с теми вопросами, которые были несложными и "лежали на поверхности". Л.Гауссен, шведский писатель, в своей книге "Несомненная богодухновенность Святых Писаний", поднимает вопрос о противоречиях и говорит: "Мы приведем несколько примеров и постараемся выбрать среди них такие случаи, в которых, кажется просто невозможным доказать несомненную богодухновенность [Писаний]" (с.208). Гелей, в своей обстоятельной книге "Противоречия, приписываемые Библии", пишет в заключение: "Мы внимательно, хотя и кратко рассмотрели библейские "противоречия". Наша цель была в том, чтобы охватить все трудности, достойные хоть какого-то внимания" (с.436). Ни один человек, знакомый с книгой Гелея, не может обвинить его в том, что он уклоняется от рассмотрения трудных проблем. Нередко выдвигаемое обвинение, что христиане, мол, занимают по отношению к Библии этакую "страусиную" позицию, то есть "прячут голову в песок" и преднамеренно не замечают трудностей, о существовании которых они должны быть осведомлены, просто ложно.

Убежденные христиане нисколько не пугаются того, что в Библии имеют место фрагменты, кажущиеся противоречивыми, и совершенно спокойны по этому поводу; это свойство Писаний даже дает им утешение. Оно служит укреплению их веры в то, что Священная Книга не является подделкой или результатом какого-нибудь тайного сговора нескольких писателей. Если бы эта Книга была написана просто людьми с целью создать впечатление о ее божественном происхождении, то в ней просматривалось бы стремление к последовательному и согласованному изложению, причем не только с позиции общего содержания, но также и в подборе слов и в манере представления материала. Каждая страница Писаний свидетельствует о том, что они не были написаны по каким-то мошенническим замыслам и схемам. Читатели находят изумительное соответствие между всеми разделами и утверждениями Библии, но в то же время видят достаточное количество различий в стиле, подборе слов и относящихся к делу фактов, что дает им уверенность в том, что авторы библейских книг работали независимо друг от друга.

Еще одно вводное замечание, которое хочется высказать здесь - это просьба о беспристрастности в отношении фрагментов, кажущихся противоречивыми. Беспристрастность требует того, чтобы, при встрече с двумя как будто бы противоречивыми утверждениями какого-то автора, мы не преувеличивали бы различия, но наоборот честно пытались установить их соответствие друг другу. Априорным всегда должно быть предположение, что автор не противоречит сам себе. Это правило соблюдается при анализе утверждений мирских, недуховных писателей. Чего только не делали, например, редакторы для того, чтобы привести в соответствие противоречивые заявления в трудах Платона! Принцип, которым они руководствовались заключался в следующем: никакие противоречия не признаются таковыми до тех пор, пока не исчерпаны все попытки привести их в соответствие. Этого требует беспристрастность. Давайте проявим такую же добрую волю и по отношению к трудным фрагментам Библии, и тогда мы не услышим более обвинений в том, что она содержит неразрешимые противоречия. Слово Божье имеет право, уж по крайней мере, на такой же объективный подход, что и труды людей.

Кроме того, мы должны быть здесь осторожны, чтобы не впасть в слишком поверхностный анализ. Часто случается так, что два противоречивых заявления после небольшой проверки оказываются вполне согласованными друг с другом. Чрезвычайно важно, чтобы человек не руководствовался первыми впечатлениями, но стремился к проведению надлежащего исследования вопроса. Часто бывает так, что люди, утверждающие о существовании противоречий, не понимают, в чем эти противоречия действительно заключаются.

Совсем не лишним будет привести здесь определение термина "принцип (источник) противоречия": "Принцип, заключающийся в том, что один и тот же объект не может быть и не быть (существовать и не существовать) в одно и то же время и в одном и том же смысле (значении, состоянии); что противоречивые свойства не могут сосуществовать в одном и том же объекте, и не могут приписываться ему; и что одно и тоже утверждение не может быть одновременно истинным и ложным". Это заявление по существу совпадает с известным определением Аристотеля, которое может быть выражено следующими словами: "Невозможно, чтобы один и тот же предмет одновременно существовал и не существовал для одного и того же человека".

Ясно, что здесь приведены пределы существования противоречий. Если может быть доказано нарушение принципа, укладывающееся в рамки данных определений, то заключение о том, что мы имеем дело с противоречием, неизбежно. Но данные определения обычно игнорируются неверующими, а также людьми, имеющими своей целью поставить под сомнение и высмеять Библию. Они громко восклицают: "Противоречие!", хотя то, с чем они имеют дело совершенно не соответствует приведенному выше принципу. Будет полезно исследовать данный принцип немного более подробно.

1. Прежде всего, определение гласит, что "один и тот же объект не может быть и не быть (существовать и не существовать)". На слова "один и тот же объект" следует обратить внимание. Невероятно, но порой людям кажется, что они столкнулись с противоречием только из-за того, что они полностью упускают из виду вопрос о том - являются ли персонажи или объекты, о которых упоминается в каких-либо двух библейских фрагментах одними и теми же. В Книге Деяний Апостолов (12:1-2) нам рассказывается о том, что Иаков был убит Иродом. Читая описание первого апостольского собора, который состоялся много лет спустя после этого события, мы обнаруживаем, что одним из главных ораторов на соборе был Иаков (Деян.15:13-21). Поспешный и поверхностный критик мог бы воскликнуть, что здесь мы имеем явное противоречие, потому что невозможно для предмета (или человека) одновременно существовать и не существовать. Все это так, но для доказательства противоречия этот "существующий и не существующий" предмет должен быть одним и тем же. Является ли Иаков о котором говорится в этих двух библейских фрагментах одним и тем же человеком? Любой исследователь, хоть сколько-нибудь знакомый с новозаветной историей, скажет, что это не так, речь идет о разных Иаковах. Иаков, упомянутый в 12-ой главе Книги Деяний, был сыном Зеведеевым, а Иаков, о котором рассказывается при описании апостольского собора, вероятно был братом Иисуса, который написал Послание Иакова (ср. Гал.1:19; 2:9). Таким образом, кажущееся противоречие исчезает, как только мы замечаем, что в рассматриваемых библейских фрагментах рассказывается о разных людях.

2. Следующее условие рассматриваемого определения: "в одно и то же время". Фактор времени часто упускается из виду при рассмотрении утверждений, которые, как кажется, противоречат друг другу. В 1-ой главе Книги Бытие о совершенстве мира утверждается как о факте. В 6-ой же главе Книги Бытие говорится, что мир не совершенен. Представьте себе, были люди, которые утверждали, что здесь Книга Бытие противоречит сама себе. Однако, было ли это сознательно или бессознательно, но критики не довели до сведения своих слушателей и читателей тот факт, что одно из заявлений было сделано сразу же после Сотворения мира, в то время как второе относилось к миру, существовавшему после Грехопадения и было сделано намного позже, перед самым Потопом.

3. Далее мы видим, что определение содержит фразу: "в одном и том же смысле (значении, состоянии)". Многие, так сказать, "противоречия" исчезают, если уделить этой фразе должное внимание. Неверующие утверждают, что существует противоречие между словами Иисуса об Иоанне Крестителе: "И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти" (Мат.11:14) и словами самого Иоанна Крестителя, который, на вопрос делегации из Иерусалима о том, является ли он Илией, ответил: "нет" (Иоан.1:21). "Иоанн был Илией" - говорится в одном фрагменте, и "Иоанн не был Илией" - утверждается в другом фрагменте. Кажется, что здесь мы сталкиваемся с явным противоречием. Но пусть читатель рассмотрит вопрос о том, были ли обе эти фразы сказаны в одном и том же смысле, а именно - имеет ли фраза "быть Илией" одинаковое значение в обоих случаях. И тогда все трудности исчезают. Иисус, позвольте заметить, не сказал: "Иоанн Креститель - это старый Илия, вернувшийся на землю". Но Он сказал: "Он есть Илия, которому должно прийти", Илия, о котором было дано пророчество, предвестник Мессии, пришествие которого было предсказано в Книге Малахии (4:5). Совсем по другому дело обстоит со словами самого Иоанна. Смысл заданного ему вопроса заключался в том, является ли он Илией, а именно - тем самым пророком, который жил во времена Ахава и Иезавели. И он сразу же ответил "нет". Очевидно, что смысл высказывания о человеке или объекте имеет первостепенное значение.

4. Если человеку или объекту приписываются какие-либо свойства, то они, согласно рассматриваемому определению, не должны быть противоречивыми. Например, "высокий" и "низкий" - свойства явно противоречивые. Человек не может быть одновременно высоким и низким. Однако, прежде чем говорить, что два утверждения противоречат друг другу потому, что приписывают кому-то или чему-то противоречивые свойства, давайте поразмышляем о том, не заблуждаемся ли мы. В Библии говорится, что Бог суров - однако там утверждается и то, что Он добр. Критики Библии утверждали, что это противоречивые качества. Но действительно ли это так? Эти качества прекрасно могут уживаться в одном и том же человеке. Мы часто видим например, как судья, находясь при исполнении своих обязанностей и имея дело с преступником, бывает очень строг и суров, однако, сталкиваясь со страдающим человеком, он становится добрым и милосердным. Приведем другой пример. О христианах сказано, что они святые и одновременно - грешники. Нам говорят, что христианам здесь приписываются противоречивые свойства. Однако, небольшое исследование показывает, что эти свойства могут существовать бок о бок, одновременно. Писания сообщают нам, что христиане одновременно являются новыми творениями, рожденными свыше от Духа Божьего и грешниками, рожденными от грешных родителей. По своей новой природе они - святые, но по своей старой природе - они грешники. Следовательно, когда речь идет о христианах, упомянутые качества не являются противоречивыми.

5. И, наконец, в определении сказано, что одно и тоже утверждение не может быть одновременно истинным и ложным. Если в одном случае мы что-то называем истиной, а в другом случае - ложью, то это противоречивые утверждения. Библия говорит, что есть только один Бог. Очевидно, мы имели бы противоречие, если бы в Библии утверждалось, что это заявление одновременно является истиной и ложью. Если бы утверждения такого рода встречались в Библии, то можно было бы наверняка сказать, что в ней существуют противоречия. Однако, мы можем со всей уверенностью сказать, что ни одного такого случая нет в Библии.

Завершая этот краткий обзор, хочется посоветовать читателю всякий раз при встрече с утверждением, что два библейских фрагмента противоречат друг другу, обращаться к рассмотренному определению и терпеливо исследовать - нарушается ли какое-нибудь из его условий. И обычно после этого очень быстро выясняется, что так называемое противоречие существует только в воображении критика.

Имея дело с предполагаемыми противоречиями, чрезвычайно важно помнить, что два утверждения могут отличаться друг от друга, но не быть при этом противоречивыми. В большинстве случаев люди, обвиняющие Библию в том, что она содержит противоречия, не могут отличить такие понятия, как "различия" и "противоречия". Утверждение о том, что в гробнице Иисуса в Пасхальное утро было два ангела (Иоан.20:12), конечно отличается от утверждения, что там был один ангел (Марк.16:5). Это ясно всем. Но являются ли эти утверждения противоречивыми? Нисколько! Ни одно из этих утверждений не отрицает истинность другого. Одно из них просто является более полным. Простой принцип, который только что был отмечен - правило, отвечающее здравому смыслу и используемое ежедневно при анализе работ мирских, недуховных авторов - почему-то часто не срабатывает, что приводит нас к заключению о наличии противоречий в Библии.

Не следует упускать из виду также некоторые добавочные факторы. Очень часто кажется, что между двумя библейскими фрагментами существуют противоречия из-за того, что один из них или оба они были неверно или неточно переведены. В таких случаях человек, знакомый с оригинальным текстом, обычно может очень быстро устранить все возникшие трудности. В таких случаях вина ложится не на Библию, но на перевод. Подобно всем другим языкам, греческий, древнееврейский и арамейский - те языки, на которых Библия была написана в оригинале - имеют специфические особенности и тонкости, и часто бывает чрезвычайно трудно перевести текст на другой язык так, чтобы при этом передать все оттенки его значения. В некоторых случаях кажущиеся противоречия возникают именно по этой причине.

В этой связи можно привести пару фрагментов из Книги Деяний Апостолов, повествующих об обращении Павла. Так, во фрагменте (9:7) говорится: "Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя". В стихе же (22:9) сказано: "Бывшие же со мною свет видели и пришли в страх, но голоса Говорившего мне не слышали". Многие читатели Библии, после поверхностного ознакомления с этими фрагментами, попадали в затруднительное положение, полагая, что здесь есть явное противоречие. В одном из фрагментов говорится, что люди, шедшие с Павлом, слышали голос; в другом - что они не слышали голоса того, Кто говорил с Павлом. Исследователи, знакомые с греческим, однако, могут легко разрешить эту трудность. Конструкции глаголов "слышать" (akouo), использованного в этих фрагментах, отличаются друг от друга. Во фрагменте (Деян.9:7) он используется в родительном падеже, а во фрагменте (Деян.22:9) - в винительном. Глагол "слышать" в родительном падеже описывает просто тот факт, что что-то было слышно, или что какие-то звуки достигли уха; здесь ничего не говорится о том, понял человек то что услышал или нет. Однако, конструкция глагола в винительном падеже описывает такое слышание, которое включает понимание. Таким образом, становится очевидно, что два рассматриваемых фрагмента не противоречат друг другу. В Деяниях (22:9) не отрицается, что люди, сопровождавшие Павла, слышали определенные звуки, там просто говорится, что они не слышали его так, чтобы что-то понять. Русский язык в данном случае просто не настолько выразителен, как греческий. Еще одно объяснение данного "противоречия", к которому склоняются многие ученые, заключается в том, что фраза "слыша голос" из (Деян.9:7) вполне может означать, что присутствовавшие слышали голос Павла, но не слышали Того, Кто говорил Павлу.

Необходимо рассмотреть еще один вопрос более общего свойства. Хорошо известно, что мы не имеем больше оригинальных манускриптов, написанных непосредственно пророками и апостолами, но имеем дело лишь с копиями этих рукописей, сделанных другими людьми. Не исключена возможность, что при изготовлении этих копий в них вкрались какие-то ошибки или описки. Мы не должны забывать, что только оригинальный библейский текст был богодухновенным, а что касается всех последующих копий, об их богодухновенности можно заявлять настолько, насколько они совпадают с записями, сделанными лично апостолами и пророками. Конечно, переписчики были очень добросовестными и старательными, но все же они не были совершенными и поэтому иногда случалось, что кто-то из них совершал ошибку при копировании. В древнееврейском и греческом, так же, как и в любых других языках, некоторые буквы очень похожи друг на друга, поэтому переписчик вполне мог перепутать их. Это особенно справедливо, когда речь идет о числительных. Система счисления древних иудеев и греков отличалась от нашей, они использовали для обозначения чисел буквы алфавита, и, поскольку некоторые из букв очень похожи, как уже было сказано выше, случались ошибки при передаче чисел. Некоторые так называемые противоречия возникли именно по причине случайных ошибок переписчиков.

Приведем два примера. Во 2-й Книге Царств (8:3) сказано: "И поразил Давид Адраазара, сына Реховова, царя Сувского...". Но в 1-ой Книге Паралипоменон (18:3) в оригинальном тексте на древнееврейском имя Адраазар имеет несколько иную транскрипцию и отличается на одну букву. В одном из фрагментов это имя записано с буквой "д", в другом - с буквой "р". Очевидно, что в обоих фрагментах имеется ввиду один и тот же царь, потерпевший поражение от Давида, но в одном фрагменте он назван Аддазаром, а в другом - Адразаром. Это так называемое "противоречие" вероятно возникло в результате невнимательности переписчика. Буквы "р" и "д" существенно различаются в русском алфавите, но в древнееврейском - они очень похожи друг на друга. В современных русских переводах имя этого царя обычно пишется одинаково. Таким же образом мы можем объяснить кажущееся противоречие между стихом (18:12) 1-ой Книги Паралипоменон и Псалмом (59:2). В первом случае утверждается, что было поражено 18 тысяч Идумеян, во втором же случае говорится, что было поражено 12 тысяч Идумеев. Буквы, которые в древнееврейском языке используются для описания чисел 12000 и 18000 могли быть легко перепутаны переписчиком, который таким образом непреднамеренно создал трудности для последующих читателей. Искренний и объективный исследователь заметит, что такие случаи, в которых по всей вероятности имели место ошибки переписчиков, совершенно не затрагивают доктринального содержания Писаний и вполне могут быть сравнимы с опечатками, с которыми мы повсеместно сталкиваемся в наше время. Даже когда типографские ошибки многочисленны, содержание книги не изменяется по существу. Более того, никому и в голову не приходит утверждать, что автор книги несет ответственность за эти опечатки. Помня об этом, истинные, убежденные христиане не будут беспокоиться, сталкиваясь с ошибками, допущенными недостаточно внимательными переписчиками, а неверующим критикам не будет даваться никаких оснований для нападок на богодухновенность Библии.

Важно помнить, что для разрешения кажущихся противоречий достаточно найти хотя бы один возможный вариант объяснения и согласования разноречивых текстов. По совести говоря, большего требовать просто нельзя. Если один человек говорит, что господин Люцеро имеет белые волосы, в то время, как другой человек упоминает о нем, как об обладателе черных волос, то две эти фразы кажутся противоречивыми. Однако, первый из говоривших, возможно, ссылался на господина Люцеро в старости, а первый - говорил о нем в молодости. До тех пор, пока не приведено доказательство того, что объяснение невозможно, нельзя утверждать о существовании противоречия. Другими словами говоря, предполагаемое противоречие исчезает в тот момент, когда предлагается один из возможных вариантов его разумного объяснения. Если предложено несколько вариантов объяснения, то тем более неразумно утверждать, что существует какое-то противоречие.

Наконец, необходимо подчеркнуть, что всякий раз, когда мы сталкиваемся в Библии с чем-то таким, что кажется нам противоречивым, и не можем этого объяснить, не следует делать вывод, что мы открыли настоящее противоречие. Если мы не можем разобраться с какой-то трудностью, то это вовсе не означает, что этого не может никто. Наши мыслительные способности ограничены, наше знание несовершенно, наш опыт невелик. Какое безрассудство - когда человек заявляет, что кажущееся загадочным ему, должно казаться таким же и кому-то еще! Порой то, что ставило в тупик наших предков, кажется нам совершенно понятным и естественным. Вполне возможно, что грядущие поколения без труда решат некоторые вопросы, которые сегодня кажутся нам туманными.

И это просто верх самонадеянности и нахальства, если мы превозносим свой скромный и ограниченный разум над мудростью великого Бога. При решении так называемых библейских противоречий, необходим прежде всего дух благоговения, с которым мы почтительно склоняем головы, пред тем, что сказал "Царь веков нетленный, невидимый, единый премудрый Бог" (1Тим.1:17). Всякому, кто подходит к Писаниям с таким отношением, будет дано понять многое из того, что дерзкому и надменному критику покажется запечатанным за семью печатями. Геллей цитирует прекрасное замечание Неандера, в котором больше мудрости, чем в иных толстых книгах : "Бог открывает Себя в Слове Своем также, как и в Своих делах. И в том и в другом мы видим самооткровенного и в то же время самосокровенного Бога, Который дает познать Себя только тем, кто искренне ищет Его; и в том и в другом мы находим стимул к вере и поводы к неверию; и в том и в другом мы находим противоречия, высшая гармония которых скрыта от всех, кроме тех, кто с почтением отбрасывает все доводы своего разума; и в том и в другом, одним словом, есть закон откровения, заключающийся в том, что сердце человека должно быть испытано при получении его (откровения) и в том, что в духовной жизни, так же, как и в жизни плотской, человек должен добывать свой хлеб в поте лица" (Alleged Discrepancies of the Bible, p.1).

После этих предварительных замечаний мы готовы исследовать более подробно множество так называемых противоречий. Мы не собираемся рассматривать каждый отдельный фрагмент (или сочетание фрагментов), о котором у кого-то когда-то возникало мнение, что там содержится противоречие. Но читатель имеет все основания ожидать, что мы рассмотрим наиболее трудные и загадочные случаи. Для большей ясности изложения мы полагаем, что разумно разделить рассматриваемые библейские фрагменты на две группы: во-первых - стихи, содержание которых может быть в общих чертах определено как историческое; во-вторых - фрагменты, имеющие доктринальное содержание. Каждая из этих групп подразделяется также на фрагменты, относящиеся к Ветхому и Новому Заветам.



Hosted by uCoz